Парижские уроки

Вполне вероятно, что воронежский обыватель скоро будет познавать ислам не только по сообщениям СМИ. По крайней мере, побывавший в городе в прошлом голу  чеченский лидер Рамзан Кадыров обещал нам мечеть. Но то, что у ислама есть разные лица, усвоили, наверное, уже все. Но какие выводы сделали?

 

На нападение на редакцию парижского журнала Charlie Hebdo наши соотечественники отреагировали странно. В официальной части прошло почти всё предсказуемо: прозвучали слова соболезнования президента, премьера и российского МИДа. Совет муфтиев России заявил, что «это нападение является прямым нападением на ислам и мусульман».

Почему «почти»? Потому что ни единого слова по поводу явного религиозного конфликта не прозвучало от руководства Русской Православной Церкви. Ни соболезнований французам, ни осуждения действий террористов, ни какой-либо другой оценки. Даже о. Всеволод Чаплин, комментирующий все, на что падает его взор – от «Ока Саурона» до действий НАТО – промолчал.

А сказать хоть что-нибудь было бы неплохо. Хотя бы потому, что у паствы начались разброд и шатание. Её солидная часть – понятно, наверное, какая именно – отнеслась к террористам с пониманием и сочувствием. Или, по крайней мере, со злорадным торжеством по отношению к убитым журналистам Charlie Hebdo. Дескать, так им и надо – они же издевались над религией!

Откровеннее всех высказался радикальный православный общественный деятель Дмитрий Энтео. После нападения на редакцию он написал в твиттере: «их наказание справедливо». Потому что кроме пророка Мухаммеда французские карикатуристы «хулили Иисуса Христа». Кстати, вопрос к правоохранительным органам: нет ли здесь оправдания терроризма?

Энтео, к слову, в правоверности переплюнул не только Совет муфтиев, но и главу радикальной группировки «Хезболла» Хасана Насраллу. Лидер исламистов заявил через день после теракта, что мусульманские экстремисты оскорбляют ислам и пророка Мухаммеда больше, чем карикатуры на религиозные темы.

Конечно, подобным образом к теракту отнеслись не все. Другой православный ньюсмейкер, диакон Андрей Кураев, в своей резкой манере прокомментировал выступления Энтео и компании: «Последующая реакция православных показала, что различие между ними и мусульманскими убийцами – это просто различие вуайеристов и насильников. То есть православные тоже были бы рады поучаствовать в расстрелах, но пока что им храбрости не хватает».

Как известно, у нас сейчас модно отстаивать традиционные ценности и немодно – либеральные. Религиозные чувства мусульманина, для которого любое изображение Пророка запрещено, могут вызывать понимание и уважение. В отличие от нетрадиционного желания европейских карикатуристов высмеивать религии. Вопрос в том, входит ли в число традиционных  ценностей способ защиты своих чувств, который нам продемонстрировали 7 января?

К тому же, жителям России, сочувствующим исламистам в борьбе против «загнившего Запада», стоит помнить вот о чем. Те, кто взрывали Москву и Волгоград и те, кто расстреляли Charlie Hebdo, – выпускники одной школы. Не стоит питать иллюзии, что террористы-исламисты почувствуют в русских патриотах братьев только по причине одинаковой ненависти к Америке. Европейская «левая» интеллектуальная элита уже обожглась на этом. В той же Франции среди образованных «левых» уже давно принято симпатизировать радикальным исламистам и критиковать западную «неоколониальную» политику. Charlie Hebdo, по злой иронии судьбы, был как раз «левым» изданием.

 

Противоположный политический лагерь тоже не стал образцом благоразумия. В нем наиболее ярко отличился Михаил Ходорковский, написавший в твиттере в день трагедии: «Если журналисты – достойное сообщество, завтра не должно быть издания без карикатуры на пророка». Правда, поутру, после агрессивной реакции на твит Рамзана Кадырова Ходорковский оправдывался, что имел в виду просто поддержку французских журналистов.

Поддержку, солидарность и соболезнования можно выражать разными способами. Делать это путем причинения боли другим – не самая умная идея. Ведь далеко не все мусульмане, переживавшие из-за карикатур Charlie Hebdo, хотели расправы над журналистами. Так зачем же всем миром повторно наступать на больную мозоль тем, кто ни в чем не виноват? Да и с чисто практической точки зрения это весьма сомнительный способ воспитать в выходцах из недемократических стран тягу и любовь к плюрализму мнений и толерантности.

В конце концов, именно на Западе появилась теория «ответственной свободы» журналистов. Можно сколько угодно винить выходцев из исламских государств в необразованности, нетерпимости и нецивилизованности. Но есть простая жизненная правда: в стране, где чуть ли не половина жителей имеют корни в мусульманских странах, печатать карикатуры на Пророка – это, может, и свобода, но точно безответственность. Редакция Charlie Hebdo, выбирая свою политику, за себя выбор сделала. Но те заложники, что были убиты террористами 9 января, уж точно к этой истории отношения не имели.

 

Роман Жолудь

Опубликовано: «Время Воронежа»

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий