Читая анафем-релиз журналисту

Мои стоны и рыдания в обсуждение анафемы псковскому журналисту. В 4 частях.

Патриаршии часики оттикали, и на повестке дня новый скандал с участием Церкви.

Итак, сначала факт. Журналист Олег Дементьев за публикации в СМИ своих текстов предан анафеме. Об этом свидетельствует сообщение на сайте Информационной службы Псковской епархии. Попробуем этот факт разобрать.

1

Начнем с объекта. Журналист Олег Дементьев написал достаточно слабый с профессиональной точки зрения текст. Я специально не берусь оценивать его правдивость, потому что без специального расследования это дело бессмысленное. Но претензии есть именно на уровне профессиональной работы. Факты смешаны с мнениями и слухами настолько, что провести между ними границу можно не всегда. Эмоции вперемешку с доказательствами. Любой опытный журналист скажет, что в случае судебного разбирательства автор проиграет. Так, кстати, и случилось. Правда, Дементьев подал апелляцию, но, на мой взгляд, это бесполезно. Решение разве что, может, смягчат. Но клевета и оскорбления останутся.

Есть в тексте и большой профессионально-этический промах. Мнение противоположной стороны (игумении Елисаветы) почти не представлено. За это не судят. Но это непрофессионально.

2

Теперь о действии. Анафема — это отлучение от Церкви. Для того, чтобы от нее отлучить, нужно, чтобы отлучаемый хоть когда-то к ней принадлежал. Ну даже формально. А Дементьев утверждает, что он — атеист. Игумен Агафангел (Белых) в своем блоге, правда, пишет: «Чего там ныть тоскливо, что этот человек, типа, вне Церкви и анафема к нему не применима. Чепуха. Именно потому что он «вне Церкви» и произнесена анафема — констатация факта, что граф Лев Николаич (имеется в виду знаменитая анафема Толстому. — Р.Ж.)и прочие пскопские к Православию не имеют никакого отношения«.

Позволю себе не согласиться. Л.Н. Толстой был православным. Был крещен в Православии. И для многих его читателей и почитателей он был именно религиозным христианским писателем, возвещающим о Христе. И Церковь действительно должна была сказать: «Стоп! Этот человек — не с нами». Потому что есть слова ап. Павла «Если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1, 8). Как случай Толстого связан с «прочими пскопскими», ума не дам.

А если уж взять предлагаемый о. Агафангелом метод на вооружение, то тогда анафемы должны быть поставлены на поток. Ибо тех, кто вне Церкви — пруд пруди.

Дальше. Что предполагает анафема? Прекращение евхаристического общения с изгнанным. А что, оно было? Псковское епархиальное управление цитирует в своем анафем-релизе «Основы социальной концепции РПЦ»: «В случае возникновения таких конфликтов … епархиальный Преосвященный (по отношению к региональным и местным СМИ) может … предать каноническим прещениям виновных«. «Прещение» — это запрещение. Что хочет запретить атеисту Дементьеву псковское епархиальное управление?

3

И наконец, о субъекте. Анафематствовать может епископ. Это указано даже в самом анафем-релизе («епархиальный Преосвященный…может»). Однако анафему Дементьеву произнесли «решением Епархиального Совета Псковской Епархии«. Понятно, что председатель этого совета — сам митрополит Евсевий, однако он почему-то решил не подписывать своим именем анафему, как предписывают каноны, а укрылся за советом. Интересно, почему? Чтобы потом, если что, дать делу обратный ход?

Второй интересный момент. Анафема — это, по сути, декларация. Ну и наказание для самого субъекта, конечно, в плане церковного общения. Но псковская епархия пишет серьезнее: «Дементьев Олег Владимирович отлучается от православного церковного общения и предается анафеме — проклятию«. Анафема в современном православном понимании — НЕ ПРОКЛЯТИЕ. Собственно, в тексте опубликованной анафемы проклятий никаких и нет. Зачем же тогда это слово? Взять на испуг? Сыграть на публику? Но публика-то уже давно не та. Не пугается.

Еще один перл из анафем-релиза: «Лицо, преданное анафеме, не имеет права участвовать в церковных таинствах, быть отпеваемым и похороненным на православном кладбище после смерти«. Боюсь, что атеисту первые позиции не страшны. Что касается последней — нету у нас «православных кладбищ». Муниципальные есть, а православные — разве что при монастырях.

4

И самое важное. Мне действительно очень интересно, на что рассчитывал владыка Евсевий, затевая это веселье. Ну не могу я поверить, что человек, возглавляющий епархию, живущий уж двадцать лет в информационном обществе, имеющий, наверно, референтов и советников, не мог предположить, к чему приведет этот балаган.

Что сейчас об этом будут писать все СМИ. Что некоторые из них поедут на место писать свои репортажи, и это будет уже не один местный журналист, а более профессиональные и имеющие свои каналы во власти. Что на скандал обратит внимание Москва. Как государственная — ибо речь идет о возможном захвате земель. Так и синодальная, ибо о. А. Кураев уже высказался об анафеме неодобрительно. А Кураев знает, что говорит(ь).

Вот наличие таких чудесных людей я объяснить не могу.

ЗЫ. Был до этого еще один инцидент с анафемой несколько лет назад. У нас в Воронеже. Я разбирал его в этой, несколько наивной, статье. Тогда по указанию секретаря епархии хор священников пропел «анафему» опальному попу. Но хоть официально ничего не объявляли, додумались.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.
сообщает Ауди Клуб

Оставить комментарий