Блогинг и профессиональная журналистика в современных массовых коммуникациях: противостояние или симбиоз?

Научная статья. Опубликована: Вестник Воронежского университета. Серия Филология. Журналистика. 2011. № 2. Автор: Жолудь Р.В.

Блогинг: право на журналистику

С точки зрения обывателя, не отягощенного познаниями в биологии, табак и томат не являются родственниками, хотя в действительности оба растения принадлежат к семейству пасленовых. На наш взгляд, те критики, кто пытается развести блогинг и традиционную журналистику, попадают в ту же психологическую ловушку: внешние различия настолько явны, что мысль об объединении этих  видов информационной деятельности представляется неприемлемой.

И здесь хотелось бы подробно остановиться на тех аргументах, которые выдвигают противники определения блогинга как журналистской деятельности [1].

Вопрос ответственности. Считается, что журналист, в отличие от блогера,  несет ответственность за свою деятельность. Само понятие «ответственность» здесь рассматривается в двух плоскостях: в правовой (юридическая ответственность за распространение информации) и профессионально-этической (ответственность за оперативность, качество, достоверность и корректность распространяемой информации). Рассмотрим оба этих аспекта.

На самом деле, с позиций действующего российского законодательства, блогер, как и любой человек, распространяющий информацию в Интернете, несет ответственность в сфере административного, гражданского и уголовного права. Возникновение ответственности связано с интерпретацией понятия «распространение информации», которое указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 24 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». В нем говорится: «Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи…» [2]. Таким образом, блогер может быть привлечен к ответственности за нарушение ст. 152 ГК РФ (защита чести, достоинства и деловой репутации). Кроме того, логика разъяснений Пленума Верховного Суда и законодательные акты (Гражданский Кодекс, Уголовный Кодекс, федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности»),  позволяют привлекать блогера к ответственности за такие действия, как:

– нарушение права гражданина на изображение (ст. 152.1 ГК РФ), за нарушение права на интеллектуальную собственность (ч. IV ГК РФ);

–  клевета, оскорбление, возбуждение ненависти, вражды, или унижение человеческого достоинства (соответственно ст. 129, 130 и 282 УК РФ);

– демонстрирование и пропаганда нацистской символики (ст. 20.3. КоАП) и т.д.

Судебная практика, существующая на сегодня в России, показывает, что вышеперечисленные статьи ГК, УК и КоАП РФ (а также многие другие) достаточно часто применяются в отношении публикаций блогеров. Более того, российские правозащитники уже начали говорить о неадекватности уголовного наказания для блогеров, в частности, по ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» [3].

Более того, можно сказать, что профессиональный журналист, в отличие от блогера, в некоторых случаях несет меньшую ответственность. Например, ст. 57 ФЗ «О средствах массовой информации» в ряде случаев освобождает журналиста от ответственности «за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста» [4]. Подобная защита блогера, который законом рассматривается как рядовой гражданин, не предусмотрена.

Гораздо корректнее было бы говорить, что у блогера отсутствует тот особый правовой статус, который предоставляет журналисту законодательство. Например, у блогера нет права на запрос информации в государственных и общественных организаций в таком порядке, который предоставляет журналисту ст. 39 ФЗ «О СМИ». Блогер не получает права, которые имеет профессиональный журналист (ст.47 ФЗ «О СМИ») и т.д. В этом контексте мы можем говорить только о том, что гражданский журналист не всегда может заменить профессионального – к примеру, в трансляции официальной информации от органов власти, финансовых институтов и т.п.

Теперь стоит упомянуть об ответственности профессиональной. Здесь различия, на наш взгляд,  еще менее принципиальны. Да, можно согласиться, что у журналиста работают особые стимулы, которые мотивируют его придерживаться определенных профессиональных стандартов или стремиться к неким идеалам в работе. Это система редакционного менеджмента, предполагающая наказания и поощрения, чувство профессиональной ответственности, другие корпоративные факторы. Эти стимулы действительно отсутствуют у блогера.

Однако у блогера есть другие стимулы. Исследователь А. Мирошниченко говорит о том, что у современного человека, включенного в коммуникации в рамках социальных сетей, есть потребность так называемого «публичного отклика»: «Высший интерес читателя к сфере массовой информации выражается, видимо, в жажде уже не личного, а публичного отклика. Публичность — главное волшебство СМИ. Раньше оно было доступно только с одной стороны стекла — зеркало отражало только героев, но не публику. Благодаря web 2.0 авторствующий читатель открыл для себя сладость публичности — она позволяет добиваться отклика на свое существование. Это гораздо более высокий градус социализации, чем прежде, когда читатель был пассивным и бесправным потребителем информации» [5].

Очевидно, что если желание заявить о своей социальной значимости через публикации действительно сильно, автору придется соответствовать определенным критериям, которые будут гарантировать интерес к его текстам со стороны остального сообщества. Соответственно, ему будет нужно предоставлять информацию оперативно, доступно и достоверно, ориентируясь на реальные потребности и интересы читателей. В противном случае его публикации не вызовут отклика.

Опять же, в своей информационной деятельности блогер более свободен, чем профессиональный журналист. Он не ощущает давления со стороны учредителя, владельца СМИ и органов власти, соответственно, выражает собственное мнение или социальную позицию, которую  формирует самостоятельно.

Можно было бы говорить о несоблюдении блогерами принципов журналистской этики. Но с учетом плачевного состояния этического саморегулирования в отечественной профессиональной медиасреде, этот аргумент не имеет практической ценности. На теоретическом же уровне проблемы этического регулирования распространения информации коммуникаторами-профессионалами и блогерами-энтузиастами не имеют принципиальных различий, зато имеет взаимную связь. Соблюдение профессиональных и общих этических принципов одинаково связано с наличием механизмов саморегулирования как в обществе в целом, так и в профессиональной среде. И то, что эти механизмы отсутствуют или крайне слабы в первом случае (на уровне общества в целом), автоматически приводит к их ничтожной роли и во втором (на уровне журналистики). Иными словами, строгое соблюдение профессиональных этических норм в журналистской практике  невозможно, если эти нормы в более общем виде не поддерживает общество.

Наконец, говорят, что блогер, в отличие от профессионального журналиста, руководствуется в первую очередь, субъективными стремлениями, что подтверждается исследованиями блогосферы [6]. Не подвергая сомнению это высказывание, отметим только, что в традиционной журналистике точно такое же положение занимают внештатные авторы СМИ. Поэтому наличие в общей структуре медийной деятельности гражданских журналистов-блогеров говорит не о чуждости последних профессиональной журналистике, а о тесной (и вполне традиционной) интеграции в нее.

 

Блогосфера: интеграция в традиционные СМИ

Исследователь А. Калмыков, описывая новейшие процессы в журналистике, называет грядущий этап ее развития «постжурналистикой»: «Она [постжурналистика. – Р.Ж.], вероятно, будет характеризоваться: ориентацией на интерактивное коммуницирование; интеграцией отдельных средств СМИ в единую систему (СМК); интеграцией с другими социально-коммуникативными профессиональными сферами деятельности (PR, реклама, менеджмент, образование и т.п.)» [7].

В рамках указанных интеграционных процессов, несомненно большое значение имеет сосуществование и объединение журналистики профессиональной и гражданской. Вряд ли имеет смысл рассматривать эти два явления в противопоставлении. На практике в нынешних массовых коммуникациях мы видим именно симбиоз профессиональной и гражданской журналистики: одна вряд ли может существовать без второй.

Начнем с того, что профессиональная журналистика исторически выделилась из синкретической деятельности, которая включала и гражданскую журналистику в ее современном понимании (если быть более точными, гражданскую пражурналистику). В свою очередь, нынешняя профессиональная журналистика активно использует гражданскую в различных случаях. В рамках деятельности современных СМИ существуют следующие направления использования социальных медиа и их пользователей:

– в качестве источников информации;

– в качестве внештатных сотрудников;

– в качестве ретрансляторов информации

– для получения отклика аудитории и вовлечение ее в деятельность СМИ.

Как видим, гражданские журналисты участвуют в массово-коммуникационном процессе практически на всех стадиях:

сбор информации – создание текста – распространение – реакция аудитории

Интересно, что последний этап, представляющий собой в нынешней ситуации не «обратную связь», а как правило, равноправную коммуникацию аудитории со СМИ посредством механизмов социальных медиа, зацикливает процесс. Аудитория откликается на  деятельность СМИ и таким образом приводит к очередному циклу своего соучастия в процессе, генерируя новой информации.

Итак, традиционным СМИ для эффективной работы с аудиторией теперь недостаточно собственных сил для поставки информации, собственных каналов для ее распространения. Социальные медиа, пользующиеся большой популярностью у аудитории и обладающие эффективными механизмами трансляции, представляют для СМИ очень важный информационный канал.

В то же время понятно, что сама по себе гражданская журналистика показывает слабую способность к самоорганизации, и профессиональные СМИ необходимы для организаторской и редакторской деятельности гражданских журналистов. Именно по этой причине не имеет смысла обсуждать якобы имеющую место «борьбу» профессиональных журналистов и блогеров – существование гражданской журналистики без профессиональной также невозможно.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. См., напр.: Экгард Л.В. Блоггерство – гражданская журналистика или слухи / Л.В. Экгард // Вестник ВГУ. Сер.: Филология. Журналистика. – 2010. – № 2. – С. 220–223;

2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №3 от 24 февраля 2005 г. О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц // Верховный Суд российской Федерации. Официальный сайт. – (http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=1567).

3. См., напр.: Арапова Г. Свобода выражения мнения и ситуация со СМИ в России: текущие тенденции и проблемы. Доклад на Подготовительной встрече с российскими неправительственными организациями в рамках консультаций Евросоюз – Россия по правам человека. 25–26 мая 2009 года, Брюссель / Г. Арапова //центр защиты прав СМИ. – (http://www.mmdc.ru/analytics/single/194).

4. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1 // Консультант Плюс. – (http://www.consultant.ru/popular/smi/).

5. Мирошниченко А. Новые медиа: «Ты можешь тоже!» / А. Мирошниченко // OpenSpace.Ru. –  (http://www.openspace.ru/media/projects/19888/details/30569/)

6. Блоггерство и журналиста не синонимы // Новости белорусского интернета. – (http://www.bybanner.com/article/2466.html).

7. Калмыков А. Профессиональные корни журнализма / А. Калмыков //  RELGA. Научно-культурологический журнал. – (http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=581&level1=main&level2=articles).

 

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий