Совет по правам человека назвал законопроект «черных списков Рунета» цензурой

Совет по правам человека при президенте РФ раскритиковал законопроект о фильтрации сайтов в Рунете. По мнению всех 20 членов Совета, подписавших открытое обращение, своих целей закон не достигнет, а только ухудшит ситуацию со свободой слова. Что бы там ни говорили об информационной безопасности, невооруженным глазом видна неэффективность проекта.

Текст обращения ниже.

Заявление членов Совета в отношении законопроекта № 89417-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»

Позиция членов Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека в отношении законопроекта №89417-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет».

В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации в ближайшее время будут рассмотрен в первом чтении законопроект №89417-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет».

Законопроект предполагает создание реестра («черного списка») интернет-контента, запрещенного к распространению, и введение процедуры блокировки интернет-ресурсов. В текущей редакции перечень подлежащих блокировке ресурсов чрезмерно широк и включает в себя, помимо детской порнографии, ряд субъективно-оценочных категорий. Не исключено, что критерии формирования реестра могут быть расширены и на иные материалы, которые, по мнению создателей реестра, потенциально могли бы нанести вред детям. Более того, регламентируемая законопроектом процедура блокировки интернет-контента предполагает ограничение доступа к информации, запрещённой или нежелательной для детей, для всех пользователей российского сегмента сети Интернет – без возможной апелляции и процедуры повторного рассмотрения, без каких-либо ограничений, которые позволили бы трактовать предлагаемые меры не как введение цензуры, что прямо запрещено Конституцией Российской Федерации и ограничивает право людей на доступ к информации, нисколько не приближая к решению заявленных в законопроекте задач.

Законопроект не направлен на борьбу с причинами возникновения нелегального контента и его распространения в Интернете и не будет способствовать повышению эффективности правоприменительной практики и преследованию преступников, которые смогут осуществлять миграцию ресурсов с противоправным контентом в другие домены и IP-адреса. В то же время, множество добросовестных интернет-ресурсов с легальным контентом могут пострадать от массовой блокировки, так как система предполагает введение жёстких ограничений на базе субъективных критериев и оценок, что также сделает русскую юрисдикцию крайне непривлекательной для Интернет-бизнеса.

Хотя закон принимается без широкого общественного обсуждения, экспертам хорошо известны основные риски законопроекта в текущей редакции и возможные негативные последствия, которые могут существенно понизить общественную и экспертную поддержку действий государственной власти в борьбе с педофилией и наркоманией:

1. Предполагаемая процедура блокировки по доменным именам и IP-адресам (а не точечной блокировки по универсальным указателям интернет-страниц URL) может повлечь за собой массовое закрытие добросовестных ресурсов, не содержащих запрещённого к распространению на территории Российской Федерации контента, но расположенных на внесенных в реестр доменах или сетевых адресах, и, соответственно, массовые встречные иски к организации, уполномоченной Правительством Российской Федерации на ведение реестра;

2. Законопроект предполагает введение “коллективной ответственности” операторов связи и интернет-индустрии за действия не представших перед судом преступников, представляя таким образом неэффективную альтернативу работе правоохранительных органов и судов, и предполагает реальное введение цензуры в российском сегменте Интернета. В июне 2011 г. схожие законопроекты, направленные на борьбу с распространением в Интернете контента, нарушающего право на интеллектуальную собственность (SOPA, PIPA), рассматривались Конгрессом США и были отвергнуты ввиду их неэффективности и негативных последствий для развития Интернета.

3. Введение фильтрации на уровне магистральных провайдеров повлечет за собой общее снижение скорости Интернет-трафика в России, подорвет стабильность адресной системы, а также будет иметь крайне негативные последствия для развития электронной коммерции и интернет-транзакций (включая электронные платежи и интернет-банкинг) и инновационной экономики в Интернете (падению интернет-ВВП, который составляет сегодня в России 1.9%). По данным Центра новых медиа Российской экономической школы, существует прямая зависимость между экономической эффективностью и скоростью передачи данных в Интернете: опыт Австралии показывает, что снижение скорости работы Сети на 20% (предполагаемое падение скорости при введении фильтрации на верхнем уровне) оценивается в снижение национального ВВП до 5%;

4. Осуществление фильтрации подвергнет риску безопасность функционирования сети Интернет и, с технологической точки зрения, окажет негативное влияние на “связность” Интернета и обеспечение защиты персональных данных граждан в сети. Согласно исследованию Центра новых медиа Российской экономической школы, это связано с тем, что эффективная система фильтрации должна считывать все материалы, которые передаются по web-протоколам, в том числе и шифрованные, что увеличивает вероятность неавторизированного доступа к секретным государственным данным и личным данным российских пользователей Интернета;

5. Законопроект возлагает финансовое бремя по осуществлению блокировки и фильтрации на операторов связи и хостинг-провайдеров, которое будет непосильным для небольших игроков рынка. Согласно расчётам операторов, затраты на дополнительное оборудование в случае введения законопроекта составят от $50 млн. до $10 млрд. Собственные затраты на внедрение дополнительного оборудования операторы будут стремиться компенсировать за счет стоимости услуг для потребителей, что скажется на размере абонентской платы российских пользователей.

Учитывая всё вышеизложенное, Совет полагает необходимым, в целях повышения эффективности правоприменительной практики, снять с рассмотрения законопроект №89417-6 и обсудить его на открытых общественных слушаниях с привлечением экспертов по развитию гражданского общества и электронной демократии в России, интернет-отрасли, операторов связи, всех секторов экономики, чья деятельность зависит от скорости передачи трафика в Интернете, и прессы, учитывая, что законопроект накладывает ограничения на свободу распространения информации в российском сегменте Интернета.

Мы считаем крайне важным остановить введение цензуры в русскоязычном сегменте сети Интернет и, в частности, на территории России – это приведёт к появлению нового «электронного занавеса», что губительно скажется на правах и возможностях граждан России, на развитии общества в целом и становлении всей экономики.

Светлана Айвазова, Людмила Алексеева, Лев Амбиндер, Сергей Воробьев, Светлана Ганнушкина, Алексей Головань, Даниил Дондурей, Иван Засурский, Кирилл Кабанов, Сергей Караганов, Борис Кравченко, Сергей Кривенко, Ярослав Кузьминов, Сергей Литовченко, Федор Лукьянов, Дмитрий Орешкин, Эмиль Паин, Борис Пустынцев, Мара Полякова, Алексей Симонов, Сергей Цыпленков, Ирина Чугуева.
Решение принято. Председатель Совета Михаил Федотов.

Источник.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий