От буквы к цифре. Журналистское образование на Западе

2014-03-01[1]Споры о том, каким должно быть журналистское образование сегодня, ведутся не только в России. Преподавателей журналистики в университетах США и Европы волнуют те же самые вопросы, что и отечественную  медиаотрасль. Там даже уже выбран приоритет в журналистском образовании:  упор делается на освоение новых технологий и открытость учебного процесса для взаимодействия с практической сферой.

Дискуссии о новых путях в журналистском образовании в США ведутся с начала «нулевых» – со времени зарождения пресловутой гражданской журналистики, расцвета блогов и соцсетей. Журналистам стало понятно, что интернет – это уже не просто технический канал коммуникации вроде кабельной сети для телетрансляции. Интернет стал инфосферой, средой обитания миллионов людей. Стало ясно, что это пространство нужно осваивать, заселять и культивировать. А для этого нужны новое видение журналистики и новые инструменты.

Практическая составляющая всегда занимала важное место в медиаобразовании, Но в условиях быстро меняющихся технологий журналистские школы должны были стать еще более близкими к сегодняшним запросам профессиональной сферы. Как это можно было сделать в университетских условиях?

 

Госпиталь при университете

В 2010 году американские преподаватели журналистики приходят к формуле «госпиталь при университете». Модель была подсмотрена у медицинских факультетов, которые традиционно имели при себе клиники. В них под руководством преподавателей студенты практиковались в лечении болезней, не прерывая учебного процесса. В перенесении на журналистскую почву это означало создание университетских СМИ, в которых бок о бок трудились наставники и подопечные. «Университетские клиники спасают жизни. Университетские юристы ведут дела в Верховном Суде. Университетские новостные лаборатории могут помочь нам узнавать правду», – пишет  старший советник президента Фонда Найтов Эрик Ньютон. Более того, он считает, что  не только университетские массмедиа, но и университет в целом должен стать проводником контента для общества. В этом ему даже видится миссия современного университета. СМИ при вузе, таким образом, уже не просто тренажер для студентов, но и важный механизм для влияния университета на окружающее его локальное сообщество.

Что еще нужно журналистскому образованию, по мнению Ньютона? Инновационные технологии, разумеется. А еще – открытое обучение: использование в рамках университетских занятий моделей реального производства, работа в полнофункциональных проектах.

 

Инструменты и еще раз инструменты

 

Идеи Эрика Ньютона и его коллег подробно развивает известный  американский медиаэксперт Джефф Джарвис. Он подробно рассказывает о принципах обучения журналистики, разработанных им с коллегами в The City University of New York.

Джарвис выделяет несколько важнейших составляющих процесса обучениябудущих журналистов.

Спецдисциплин. Здесь наряду с традиционными курсами теории массовой коммуникации, медиаправа, профессиональной этики и т.п. Джарвис предлагает особое внимание уделять истории СМИ, особенно в переходные исторические периоды. Это позволяет, считает он, лучше понять «фундаментальную роль журналистики в обществе».

Практические навыки – традиционные курсы, формирующие умение работать с информацией, репортаж, написание и редактирование текстов.

Производство. Стажировки в СМИ, работа в реальной медиаиндустрии. Однако здесь Джарвис подчеркивает: «Мы не пытаемся составить конкуренцию кому-либо на рынке, мы помогаем стартапам, включаемся в уже начатую работу». Это важная оговорка: задача учебного процесса – в формировании профессиональных навыков у студентов, а не борьба на медийном рынке.

Работа в малых группах и индивидуальное наставничество.

Инструменты. «Инструменты» — ключевое слово в журналистском образовании не только для Джарвиса, но и для его коллег по обе стороны Атлантики. Инструменты – это оборудование, программы и технологии, помогающие обрабатывать и представлять тот огромный поток информации, который продуцирует современное общество. Это, в том числе, и модное сейчас на Западе направление, которое называют журналистикой данных (Data Journalism) – фильтрация, анализ и обработка больших массивов информации для создания журналистских материалов.

Тема подготовки журналистов к работе с инструментами представляется Джарвису настолько серьезной, что он настаивает на знакомстве студентов с основами программирования. Выпускник должен знать технологии настолько, чтобы понимать, что возможно с их помощью сделать, должен уметь поставить задачу специалисту, оценить качество выполненной работы. Он также должен быть готов сам участвовать в техническом процессе производства и обработки контента, самостоятельно адаптировать инструменты к своей задаче и – это тоже важно – уметь обучить работе с ними других людей.

Менеджмент проектов. Выпускник должен понимать, как организовать работу в рамках проекта, где и как искать сотрудников и т.п.

Основы бизнеса.

Продуцирование идей. Здесь Джарвис имеет в виду умение работать в нестандартных ситуациях, генерировать идеи для бизнеса и конкурентной борьбы.

Построение моделей реальных процессов. Далеко не все, что происходит в современном медийном мире, можно показать студентам in vivo, во время стажировки. Зато в рамках обучения можно создать модели действующих процессов и на их основе сформировать у студентов необходимые навыки.

 

Сначала – «цифра»

 

Директор Школы деловой журналистики университета Цинхуа Джеймс Брейнер считает, что современным журналистам необходимы:

– навыки мультимедийного сторителлинга (создания мультимедийного повествования),умение создавать слайд-шоу со звуком, снятыми и отредактированными видео и фотографиями, умение писать для веб-сайтов;

– умение использовать данные и статистику в текстах, умение собирать, редактировать, анализировать и интерпретировать данные для создания наглядных интерактивных карт и графиков;

– навыки работы с аудиторией (ранее известные как маркетинг), такие как управление интернет-сообществами, интерпретация данных о поведении аудитории, краудсорсинг информации;

– основы программирования, знания о том, как создаются наглядные, привлекательные для веб-аудитории страницы.

– знания в области медиабизнеса: журналисты могут помочь новостным организациям получать доход без ущерба журналистской этике.

Увлеченность многих западных медиапреподавателей инструментами наиболее радикально выражена в программе Digital First («Сначала – цифровые навыки»), разработанной в Техасском университете. Там не добавляют изучение цифровых технологий к базовым журналистским курсам, а наоборот, изучают основы создания и редактирования текстов сразу на цифровых платформах.

 

«Закрыть все журфаки!»

 

Однако несмотря на всю сверхпрогрессивность подходов к обучению, западным университетам, как и российским, периодически достается от практиков-максималистов. Так, бывший редактор британской газеты The Sun Келвин Маккензи заявил в прошлом голу, что с удовольствием позакрывал бы факультеты журналистики в стране, потому что не видит смысла в журналистском образовании в университетах. «За три года обучения вы вряд ли научитесь тому, что даст вам работа в местной газете в течение месяца», – считает Маккензи. Однако большинство британцев не разделяют эту радикальную точку зрения: количество желающих получить журналистское образование растет, а СМИ с удовольствием принимают выпускников-журналистов на работу. В этом плане все как в России.

Россия: другая «цифра» (послесловие(

 

Если не учитывать цифровой радикализм западных коллег, то вполне можно говорить о том, что российское журналистское образование движется в том же направлении. На самых продвинутых отечественных журфаках так же осваивают новые технологии, моделируют реальные медиапроцессы, работают над созданием собственных проектов и стараются сделать образование максимально открытым для взаимодействия с практиками. Но есть вещи, которые российские факультеты журналистики позволить себе не могут.

Мы не можем позволить себе полноценно и оперативно реагировать на вызовы медийного рынка, потому что для этого нужно получать благословение Минобрнауки в виде очередных новых стандартов и утвержденных программ. Но даже в этих новеллах ничего хорошего, как правило, мы не получаем, потому что люди, их утверждающие, бесконечно далеки от реального процесса профессионального обучения.

Мы не можем себе позволить «госпиталь при университете», потому что у преподавателя, работающего на полную ставку может быть более 20часов аудиторных занятий в неделю (для сравнения, на Западе – 6–8).  И это не считая методической и научной работы, которой нам тоже нужно заниматься.

Мы могли бы больше уделять внимания обучению студентов, написанию учебных пособий и проведению исследований. Но мы тратим уйму сил и времени на заполнение бесполезных отчетов, с помощью которых министерство имитирует контроль качества образования.

Мы не можем сами определять, сколько студентов должно быть в группе: эта цифра тоже спускается сверху. Современная вузовская система организации и оплаты труда не приспособлена к привлечению преподавателей-практиков. В этой системе приоритеты у доцентов и профессоров, а эксперту, (пусть самому опытному, но без ученой степени) вуз может предложить в качестве компенсации трудозатрат разве что моральное удовлетворение.

В общем-то российское журналистское образование тоже, получается,  зависит от цифры. Только от другой, связанной не с информационными технологиями журналистики, а с бюрократическими технологиями системы российского образования. И пока нашу работу будут определять цифры от Минобрнауки, для «цифры» медийной будет по-прежнему не хватать ресурсов.

 

Роман Жолудь

Опубликоввано: «Журналистика и медиарынок», №3, 2014

 

 

Роман Жолудь – журналист, доцент кафедры теории и практики журналистики факультета журналистики Воронежского государственного университета.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий